Зрозуміло / Понятно
Шановний користувач!
На жаль, ми вимушені закрити цей проект і з 30 листопада 2020 він перестане працювати. Просимо свої вибачення за можливі незручності.

Уважаемый пользователь!
К сожалению, мы вынуждены закрыть этот проект и с 30 ноября 2020 он перестанет работать. Приносим свои извинения за возможные неудобства.
<МЕТА> - Украина | Блоги | Українська
<META> - Украина
Интернет
Реестр
Новости
Рефераты
Товары
Блоги
искать в сообществе Киноперсоны
Авторизация
Логин:
Пароль:
 
#

Календарь

 Апрель 
Пн
Вт
Ср
Чт
Пт
Сб
Вс
 
 
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
#

Клинт Иствуд о "Непокорённом" и вообще о работе

kuklean | 2010-09-29 12:21:10  
Сообщение прочтено 3077 раз

 

Клинт Иствуд делится с Робом Карневалом из IndieLondon впечатлениями от испытаний, выпавших на его долю во время съемок фильма "Непокоренный", посвященного Нельсону Манделе, рассказывает о своей личной встрече с этим человеком и премудростях монтирования сцен игры в регби.

В русском переводе найдено на Синематеке.

Роб Карневал: Вы достигли того возраста, в котором большинство из нас начинает относиться к жизни несколько проще. Вы же продолжаете снимать отличные, многообещающие, бросающие вызов фильмы. Как вам удается работать так много и так хорошо?

Клинт Иствуд: Я вообще-то не планировал продолжать работу в таком возрасте, но никто не может заранее сказать, что он будет делать, когда достигнет моих сорока девяти… тридцати девяти (смеется). Я просто чувствую, что получаю от работы больше удовольствия, чем когда-либо… или, по крайней мере, столько же. И я достиг тех лет, когда могу принять большее количество вызовов, чем раньше, потому что я знаю больше. Конечно, в таком возрасте существует и риск многое позабыть – но я стараюсь этого избежать (смеется). Я просто наслаждаюсь процессом, тем, что участвую в съемках за кадром, равно как наслаждался и работой в кадре на протяжении всех предыдущих лет. Я просто получаю удовольствие, вот и все. Мне повезло, что я могу зарабатывать на жизнь тем, что действительно люблю, и я думаю, что просто продолжу этим заниматься, пока кто-нибудь не отвесит мне подзатыльник и не скажет: "Проваливай".       


 

После "Гран Торино" вы объявили, что это была ваша последняя актерская работа. Пожалуйста, скажите, что это неправда!

(Улыбается) Я говорил так, когда мы снимали "Малышку на миллион". Эта картина оказалась удачной и имела успех, тогда я подумал, что было бы неплохо уйти со сцены, пока находишься на вершине горы – в отличие от знаменитостей, плавно пикирующих вниз, или тех, кто находится в состоянии перманентной погони за призами и берет на себя слишком много. Но тут подвернулся "Гран Торино", и роль показалась мне интересной, тем более что она подходила мне по возрасту. Я понял, что не сильно устал, и решил тряхнуть стариной. Я и сейчас могу с уверенностью сказать, что если появятся какие-либо интересные роли… на самом деле, я не знаю, сколько интересных ролей могут предложить тридцативосьмилетнему парню… но никогда не угадаешь, как повернется жизнь. Цитируя название другой кинокартины: "Никогда не говори никогда"! Когда я начал заниматься режиссурой в 1970 году, я думал, что через несколько лет мне надоест видеть себя на экране, и я скажу: "Эй, давайте-ка больше никогда не будем ничего снимать". Но потом постоянно что-то наклевывалось. Я не говорю, что так больше не случится, просто количество ролей, подходящих твоей возрастной группе, с каждым годом уменьшается…пока не сыграешь в ящик (смеется). 

Вы достаточно долго проходили обучение в компании "Universal". Приобрели ли вы там какие-либо полезные навыки, кроме умения выживать?

Вы имеете в виду те несколько лет в "Юниверсал"? Я сотрудничал с ними дважды. В 50-е, когда у компании еще был другой владелец, я был актером по контракту и получал не слишком много денег. Я играл в разных картинах, которые иногда сейчас крутят по телевизору, но скатывался все ниже. Впрочем, некоторые роли были вполне приличные. Но там я многому научился. Большую часть времени я проводил - поскольку был не слишком сильно занят в картинах, - слоняясь по разным павильонам и наблюдая за актерами, за тем, как они работают, или смотрел, как работают режиссеры.

Но в то время это была другая компания, а позже я вернулся, после съемок с Серджо Леоне, при других обстоятельствах, когда "Юниверсал" владела уже Американская музыкальная корпорация, а я играл главные роли. Все было слегка по-другому. Но тогда я тоже многому научился. Я и сейчас каждый день учусь чему-то новому. Возвращаясь к вопросу о том, почему я продолжаю заниматься кино, отвечу: как раз потому, что постоянно узнаю что-то новое. В процессе съемок каждой новой картины узнаешь что-то новое о людях, о себе, о том, что происходит в мире, о том, как он меняется, и о том, как меняешься ты сам. 

Вы известны тем, что снимаете сцену с первого или второго дубля. Почему именно так?

Совсем не обязательно так, но я пытаюсь. Если все получается с первого раза, я печатаю первый кадр. Если удачным выходит только третий дубль, я печатаю его. Иногда я снимаю в несколько подходов, но всегда стараюсь сразу же принять решение, хорошо у меня получается или плохо, и какие именно изменения необходимо внести. Среди 30-40 дублей можно просто-напросто потеряться, оказаться в ситуации, когда не знаешь, чего хочешь, а я предпочитаю думать, что всегда знаю, чего хочу, а также правильно это или нет. Необходимость делать более 20 дублей чаще всего обусловлена одной из двух причин. Первая – режиссеры не всегда точно знают, чего хотят, но часто они еще и не знают, что будут делать дальше, поэтому им приходится просто убивать время и заставлять актеров переигрывать, пока какая-нибудь гениальная идея не придет в их светлую голову. С этим возникают некоторые сложности. 

Нельзя сказать, что таким образом режиссеры издеваются над актерами, потому что играть - это актерская работа. Но я имел дело с подобными людьми и знаю, насколько неуверенно себя чувствуешь, когда приходится пересниматься по несколько раз. Раньше многие в порядке обороны намеренно делали много дублей, чтобы не оставить большого количества лишней пленки и лишить студийных продюсеров возможности вмешаться в процесс монтажа и все переделать по-своему. Поэтому они просто отдавали весь отснятый материал, который можно было смонтировать единственным образом. Так обстояли дела в 30-е и 40-е, когда исполнительные продюсеры обладали огромной властью и могли запросто избавиться от режиссеров, которым даже не давали монтировать большую часть фильма.

 

 

Каково это - встретить Нельсона Манделу? 

Я думаю, он производит одинаково глубокое впечатление как в жизни, так и на кинопленке. Я видел его в новостях и в различных кинохрониках на протяжении многих лет. Он наделен необычайным обаянием. Когда он только заходит в помещение, его улыбка вызывает у всех желание улыбаться в ответ. Однако мне не представилось возможности долго с ним побеседовать - в свои 90 лет он не часто появляется на публике – но достаточно просто оказаться с ним рядом, чтобы получить незабываемое впечатление. Большую часть информации о нем я собрал, просматривая документальные фильмы, изучая ход событий после окончания апартеида в ЮАР, вспоминая президентские выборы Манделы, а также наблюдая за мистером Фриманом.

Какое впечатление произвела на вас камера Манделы на острове Роббен?

Я осматривал ее с технической точки зрения, поэтому мне пришлось плакать совсем по другим причинам. Я пытался понять, каким образом мы установим камеры в этом помещении. Испытываешь просто бурю эмоций, когда попадаешь в маленькую клетку, в которой даже туалета нет. Когда ты задумываешься над тем, что человек провел здесь 27 лет своей жизни, работая при этом в каменоломнях или в соляной шахте, это просто ошеломляет. И практически невозможно вообразить, что можно выйти оттуда, оставаясь открытым, великодушным и всепрощающим, как Мандела.

С какими трудностями вы столкнулись, снимая финальный матч регби? 

Я не могу сказать, что рос с регби, но я просмотрел много матчей и обсуждал их с разными людьми. Я беседовал с тренером команды Калифорнийского университета Джеком Кларком, который помог мне получить полное представление обо всем ходе игры. Потом я наблюдал за ним во время тренировок и за всем, что там происходило, и обогащался идеями. Затем мы отправились в Южную Африку, где с нами были Честер (Вильямс, из команды Спрингбокс, 1995) и Франсуа (Пиенаар), а также другие участники. После разговоров с ними начинаешь чувствовать игру. Мы также наняли профессиональных игроков в регби на роли регбистов, за исключением Мэтта и еще одного или двух актеров. Но все они оказались людьми, которые смогли очень быстро втянуться в процесс. Поэтому мы просто дали им возможность играть. Честер, который был нашим тренером, посоветовал им играть в настоящее регби. Поэтому на поле они толкались настолько сильно, что нашей основной задачей было держаться от них подальше! Мы так и делали… наша операторская группа привыкла работать в движении - именно таким и был наш подход к съемке. 

 

 

Какой из ваших фильмов, над которым вы работали в качестве режиссера, больше всего вам запомнился и почему? И какая из ваших актерских работ вызывает наибольшую гордость? 

Знаете, когда вы сняли такое количество фильмов, какое снял я, вы просто продолжаете это делать. Я никогда не оглядываюсь назад и не задумываюсь о своих прошлых работах. Я много работал в течение долгих лет и горжусь этим, но действительно не знаю, какую из своих кинокартин могу назвать любимой. Я мог бы сказать – последнюю. На протяжении моей карьеры у меня случались небольшие взлеты, такие как "Непрощенный"… или я пробовал нечто иное, вроде "Писем с Иводзимы", съемочным процессом которых я откровенно наслаждался. Мне нравятся все фильмы, сделанные с Морганом Фриманом, с которым я работал несколько раз. С Мэттом Дэймоном, которого я пригласил во второй раз (в картину "Грядущее"). Главное, я получил возможность снова работать с теми людьми, которых очень уважаю, а назвать любимый фильм не могу.

 

 

А что же насчет актерских работ? 

Я не знаю. После того, как фильм снят, и после того, как я в нем сыграл, кто-то другой должен оценивать его. Он больше не имеет к тебе никакого отношения. Бывает, тебе удалось хорошо провести время, а бывает, ты мучился головной болью во время съемок – иногда именно такие вещи остаются в памяти.

Полагаетесь ли вы на собственное чутье, выбирая тему для фильма? 

Я доверяю своему чутью. Но здесь мне понравилась история. Меня часто спрашивают: "Что вы ощущаете, сняв фильм про игру в регби, который таковым не является?" Но я и не собирался снимать фильм про регби. Для нас были очень важны сцены с регби, ведь совершенно очевидно, что игра вдохновила мистера Манделу, и он хотел использовать ее на пути к объединению всей страны. Мистер Фримен позвонил мне и сказал, что у него есть отличный сценарий. Он даже не упомянул про Нельсона Манделу! Когда я прочитал сценарий, он мне очень понравился. Я всегда восхищался мистером Манделой, а, читая сценарий и книгу Джона Карлина об этом любопытном эпизоде, я пребывал в полном восторге от неординарности Манделы и его творческого подхода к объединению страны, переживавшей столь трудные времена. Государство находилось на грани гражданской войны, а мистер Мандела провел довольно много лет в заключении, поэтому никто в сущности не знал всей обстановки.

И найти выход из такой ситуации при помощи воображения… Я просто подумал, что многим политикам есть чему у него поучиться. Насколько эффективно можно использовать творческую составляющую для объединения людей вместо того, чтобы просто говорить об этом, ничего не предпринимая. Личность Манделы показалась мне уникальной, и именно она стала первопричиной для съемок этого фильма. Было здорово и интересно снимать регби, но если бы пришлось снимать кино про Нельсона Манделу и Техасский холдем-покер, я бы все равно взялся за дело, потому что я восхищаюсь этим человеком (улыбается). 

Вы росли в годы Великой Депрессии, и все же такие фильмы как "Письма с Иводзимы", "Гран Торино", а теперь "Непокоренный" расширяют географию ваших съемок. Означает ли это, что вы теперь меньше влюблены в Американскую мечту, и уместен ли новый фильм в эпоху террора?

Да, я рос в годы Депрессии – это было тяжелое время, но ребенок не все может понять. Ты просто проживаешь этот период, и если кто-то накормит тебя бобами и водой, то все в порядке, потому что ты и не пробовал ничего другого. Конечно, если бы у тебя была возможность попробовать икру, тебе было бы сложно опять привыкнуть к простой пище. Да, это были суровые времена, но тогда я многому научился. 

На самом деле, я каждый год узнаю что-то новое. Мне нравится рассказывать такие истории, потому как это часть моего жизненного пути. А что касается моих чувств по отношению к "американской мечте"… Я все еще думаю, что она вполне осуществима для людей, которые избирают этот путь. Я все еще верю, что в нашей стране заключена огромная энергия, и я полагаю, что эта внутренняя энергия помогает человеку добиться успеха, будь то успех в предпринимательской деятельности или в какой-то другой сфере.

Что значат для вас награды? Насколько они важны?

Ситуация с наградами изменилась. Статуэтка достается… уже не "победителю", потому что на самом деле ты не "выигрываешь". За участников голосуют, поэтому нельзя сравнить их с пловцами или легкоатлетами, которым нужно именно выиграть соревнование. Когда люди голосуют за то, кому достанется приз, мы имеем дело с идеями, мнениями. Но всегда нужно иметь в виду, что, если тебя награждают, это может быть незаслуженно. Нужно всегда помнить об этом и продолжать двигаться вперед, наслаждаясь процессом. Как говорит Морган: "Воспринимай это, как похлопывание по плечу, которое ты принимаешь и идешь дальше".

 

 

 

Комментарии rss
Серый Лев | 29.09.2010 12:48 [Комментарий скрыт] |
kuklean | 29.09.2010 12:55 |

Ты начал два стоящих рядом предложения со слов "Так как" -- кто из нас неорганизован? ;)

Серый Лев | 29.09.2010 13:12 [Комментарий скрыт] |
#

Топ блогов

Поиск:
ИнформацияОбщениеБизнесДосуг
добавить сайт | реклама на портале | контекстная реклама | контакты Copyright © 1998-2010 <META> Все права защищены