Зрозуміло / Понятно
Шановний користувач!
На жаль, ми вимушені закрити цей проект і з 30 листопада 2020 він перестане працювати. Просимо свої вибачення за можливі незручності.

Уважаемый пользователь!
К сожалению, мы вынуждены закрыть этот проект и с 30 ноября 2020 он перестанет работать. Приносим свои извинения за возможные неудобства.
<МЕТА> - Украина | Блоги | Українська
<META> - Украина
Интернет
Реестр
Новости
Рефераты
Товары
Блоги
искать в сообществе Киноперсоны
Авторизация
Логин:
Пароль:
 
#

Календарь

 Апрель 
Пн
Вт
Ср
Чт
Пт
Сб
Вс
 
 
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
#

Алексей Герман: "Русское кино неизбежно вступает в эпоху взросления."

Серый Лев | 2011-09-07 15:43:55  
Сообщение прочтено 857 раз
В программе "Горизонты" Венецианского кинофестиваля состоится премьера нового фильма Алексея Германа-младшего Из Токио - истории врача, прилетающего в Японию во время землетрясения. В интервью "Синематеке" режиссер рассказал о том, насколько кардинально он готов менять свой почерк, как он ощущает перемены, происходящие вокруг, и почему современное российское киносообщество превратилось в компанию брюзжащих зануд.
герман,режиссер,сценарист,Алексей Герман мл
Давайте начнем с Из Токио. Насколько я понимаю, там все завязано на землетрясении в Японии. Откуда это взялось?

Думаю, как и все, я в какой-то момент очень эмоционально воспринял произошедшее. Причем не только саму катастрофу: и то, как это происходило, и то, как японцы к этому относились. У них не было мародерства, например. Но я абсолютно не думал, что буду снимать про это. Просто так получилось, что мои переживания вылились в фильм.


Ну, у вас все-таки репутация человека, который в своих фильмах оживляет историю, показывает ее не статьей из учебника и даже не шекспировской хроникой, а реальной жизнью. Режиссера, заставляющего зрителя эмоционально пережить историю.

Ну да, тут ничего такого нет, конечно.

А почему вдруг современность? Это тяга к катастрофам? Было предчувствие революции в Гарпастуме, была война в Последнем поезде, был космос в Бумажном солдате. А теперь катастрофа в Японии.

Да нет у меня такого… Это не о катастрофе, это про устройство человека. Про то, что в нас живет. Это не размышление, а эмоции. Даже то, как фильм выстроен, как он сделан – все это не имеет никакого отношения к тому, что я делал раньше. Даже цвет другой.


Ну да, раньше были пастельные, приглушенные цвета, почти живопись.

Да-да, а здесь что-то абсолютно другое. Я перехожу к яркому цвету и свету. И я считаю, что я закрыл для себя ту линию, которую гнул в последние годы. Предыдущее изобразительное решение больше не работает. Если восемь-десять лет назад сдержанность Гарпастума объяснялась тем, что надо было пытаться создавать ощущение времени, сейчас меня сдержанность раздражает, о современности таким языком нельзя говорить. Живопись - это цвет истории. Поэтому я стараюсь создать какую-то новую органику и стилистику. Ну и потом мы эти спокойные, приглушенные цвета в Гарпастуме долго искали, пытались найти противовес аляповатому кино, а теперь это стало бонтоном каким-то. Это теперь значит – "модненько так сделать". И эта картина, Из Токио, построена совершенно по-другому. Все то, что я себе не позволял на прошлых фильмах, я себе здесь позволил. 

Например?

Например, я никогда бы себе не позволил в прошлых картинах мешать реальность и вымысел. Из Токио - ритмически совсем другой фильм… Так или иначе, не знаю, этапная это работа или нет, но это такой переход из одного состояния в другое. 


Но при этом фильм оказывается с этими переменами, что называется, в тренде. И в смысле темы, и в смысле языка.

Я давно уже говорил, что псевдореализм и условная "Догма" себя исчерпали. Настало время для иного подхода. Мне всегда, честно говоря, этот путь казался тупиковым. Ну, не получилось у нас своей "Догмы". Тренд - не тренд, но для меня очевидно, что надо идти другими путями, искать новую выразительность. И новая большая картина будет еще "более иначе" выстроена, чем Из Токио, по отношению к прошлым фильмам.

А можно ли сказать, что Алексей Герман отказался от истории, которая была его коньком? Что она себя исчерпала?

Не исчерпала. Просто надоело. 


Это заслуга современности, что вы оторвались от истории? Она изменилась и стала интереснее?

Да возраст это, наверное. 


Получается, что у вас подряд, с разницей в два года, вышло два короткометражных фильма: новелла в Коротком замыкании, а теперь - Из Токио. Вы себя насколько комфортно чувствуете в этом формате?

В коротком метре, конечно, тяжелее работать. Объемы и затраты такие же, как у трети полного метра, а по времени все очень уплотняется. Это тяжело с точки зрения того, что ты поднимаешь половину большой картины в маленькие сроки.
Венеция же для вас уже дом родной – да и не только для вас. Марко Мюллер любит русское кино, это все знают, и рождаются претензии в конъюнктуре: дескать, снимают кино по такой модели, чтобы попасть в программу.

герман,режиссер,сценарист,Алексей Герман мл

Есть некая очень удобная позиция, которая состоит в убеждении, что везде конъюнктура, кругом враги. Можно сказать так про любой фестиваль. Я не вижу в Венеции какой-то особенной конъюнктуры. Какая конъюнктура у Сокурова в Фаусте? Но важно еще понять, что фестивали последние 30 лет живут по инерции. Что спорить –Феллини, КуросавыТарковского нет. Ночей Кабирии не происходит. Фестивали сами ищут себя. И стараются найти новых ярких художников и при этом остаться на плаву. Но гениев рождаются единицы. И в отсутствие условного Чарли Чаплина, конечно, создается ощущение некой насильственной модели. Критерий искусства – уникальность. Но как ее распознать в нужное время, не знает никто. В чем она: в смелых высказываниях, эстетических изысках, эмоциональности? Фестивали должны были быть фабриками по поиску гениев. А что если новых гениев нет? Поэтому они сами запутались. Поэтому справедливо говорить, что они вынуждены ориентироваться на имена, темы и новизну, и при этом очень часто заблуждаются. А фестивали многое берут у современного искусства – и плохое, и хорошее. Современное искусство ведь построено на отношениях куратора и художника, на именах. Но, по большому счету, есть простая история: существует Федорченко, снимал себе фильмы в Екатеринбурге, его открыла Венеция. Показала сначала один фильм, а затем другой, потом он вышел в прокат во Франции, где его посмотрело какое-то количество зрителей, еще где-то… Нравится эта история или нет – это вопрос личных оценок. Но благодаря фестивалям и этой самой конъюнктуре фильмы показываются в мире, а не только в десяти кинотеатрах в России. И фестиваль все-таки выполняет свою функцию.

Я немного не о том спрашивал: о том, что смысл любого фестиваля состоит в том, чтобы из фильмов, как из иероглифов, складывалось послание зрителю, высказывание о современности. 

Наверное. Я думаю, и так, и так, но у фестивалей есть своя политика все-таки, борьба между собой за фильмы. И если задача и стоит такая - сложить из того, что есть, высказывание, – фильмов на то, чтобы сложить, не хватит. 

А насколько важно, чтобы кино говорило именно о современности? Все-таки в последнее время эскапизм как мейнстрим, главная тенденция в зрительском кино, вроде бы отступает, социальный заказ на реальность есть.

Да не знаю. Если говорить про русское кино… Если его просто отменить, ничего не изменится. Ну, что-то такое изменится, но зритель примет. Повздыхает – "Ах, было хорошо" - и забудет. Мне лично кажется, что будущее русского авторского кино не за темами, а за экспрессивными и эмоциональными высказываниями. За прекращением одного длинного фильма о том, как живет провинция. Это повторение одного и того же, так больше нельзя. Русское кино неизбежно вступает в эпоху взросления, когда нечем прикрываться, ведь постперестроечная тематика и стилистика умерли. Надо понять, что сменилась эпоха. И вот тогда уже сложится высказывание. Появится выразительность. И неважно, про что это будет – про историю или про современность. Но кинематограф не может существовать, не развиваясь. И вот сейчас нужно сделать решительный шаг, причем сразу во всех направлениях: в чувственности, в экспрессии, в поисках новых путей. А когда этот шаг будет сделан, можно будет о чем-то говорить. Иного пути не дано. Все остальное - стагнация.

Ну а насколько велики шансы, что этот шаг будет-таки сделан? Сейчас же вообще разлито в обществе такое ощущение междувременья, одно высказывание закончилось, другое вот-вот начнется…

Или не начнется. Мы так вот можем х…ячить очень долго. 

Ну вот, кстати, прошло какое-то время после того, как произошло два важных события, в которых вы себя достаточно заметно проявили: история с Киносоюзом и история с созданием фонда поддержки кинематографии. Ваше отношение к ним как-то изменилось?

Я много говорил о том, что из фонда ничего не выйдет, пока он остается таким, как есть. В итоге нашего кино стало еще меньше. В 1952 году должен был выйти чемпион проката, фильм Михаила Чиаурели Незабываемый 1919-й. А в прокате он занял четвертое место. Это при всех административных ресурсах, сталинское же время. А первые три заняли фильмы про Тарзана. Вот об этом я говорил еще тогда, когда фонд создавался. Система работать не будет, это и тогда было ясно, и теперь еще очевиднее. Все как всегда: парни (часть парней), которые сами ничего не умеют, оттерли других парней, объяснив, что они все умеют. Отсекли все здоровое. А любое отсутствие конкуренции приводит понятно к чему. Как было, так и осталось – только ушло все молодое и здоровое.

А могло быть иначе?

Ну да. 

При каких условиях?

Если говорить о Фонде – выгнать жуликов, собрать человеческий наблюдательный совет, попечительский совет... А так они сами за собой наблюдают и сами себя опекают. Убрать левую компанию, которая проводит экспертизы. Сделать нормальный конкурс. А киносообщество никто не уважает, его нет. Оно было два-три года назад. А сейчас если вы посмотрите на любом новостном портале любую новость о русском кино, вы увидите там минимальное число комментариев. Киносообщества нет ни внутренне, ни внешне. Оно раздроблено, трусливо, и как только что-то получает, начинает устраивать грызню. Никто не хочет с ними иметь никакого дела. И правильно. Не может быть профсоюза, у которого нет простой задачи: защищать сообщество. Он должен защищать конкретного человека и корпоративные интересы. А пока у нас нет нормального профсоюза, будет то же самое. Пока у нас нет организованной силы, которая будет чего-то требовать, перемены не начнутся. Чем занимается союз кинематографистов? Это такое риэлтерское агентство, они недвижимостью своей рулят. Чем занимается руководство союза кинематографистов Петербурга? Политической карьерой Дмитрия Месхиева. Какое это имеет отношение к кино? Никакого. Руководство СК Петербурга еще и умалчивает об уничтожении "Ленфильма". Месхиев утверждает: "Сокуров и Ко ничего не понимают, а мы понимаем и умеем". Но ведь это не так.

А это вообще нормально, что все на ручном управлении держится, и решить свои проблемы кинематографисты могут только на приеме у "значительного лица"?

А могут еще и не решить. Мультипликаторы вон ходили на прием и ничего не решилось. 

А может быть этим профсоюзом, защищающим интересы сообщества, Киносоюз?

Я продолжаю пока верить в Киносоюз, очень рад, что он появился. Но пока, к сожалению, не так много поступков и реальных дел. На мой же взгляд, организация должна была бы быть значительно энергичнее. Сила в этом, а не в побегушках к начальникам. Так думал я, когда участвовал в создании. Руководство киносоюза должно понять, что если организация не станет реальным инструментом для молодых продюсеров, режиссёров, операторов и всех остальных, то она станет не более, чем анекдотом. И конечно не надо делить никого на хороших и плохих… Это не дело же Киносоюза, он интересы всех кинематографистов должен защищать, а не тех, кто кому-то нравится. Надо искать новые пути, а не повторять советские опыты. Будущее за этим.

герман,режиссер,сценарист,Алексей Герман мл

#

Топ блогов

Поиск:
ИнформацияОбщениеБизнесДосуг
добавить сайт | реклама на портале | контекстная реклама | контакты Copyright © 1998-2010 <META> Все права защищены