<МЕТА> - Украина | Блоги | Українська
<META> - Украина
Интернет
Реестр
Новости
Рефераты
Товары
Блоги
искать в сообществе Киноперсоны
Авторизация
Логин:
Пароль:
 
#

Категории

12 (1)
2 дня (1)
2011 (2)
3D (1)
Al Pacino (1)
Amour (1)
bafta (2)
Baldwin (1)
Blu-ray (1)
Brad Pitt (2)
Bruce Lee (1)
Chewbaka (1)
clip (1)
dewar's (1)
Don Jon (1)
due data (1)
dunhill (1)
DVD (1)
esquire (4)
F5 (1)
Facebook (1)
GQ (1)
James (1)
Kutcher (1)
Lautner (1)
Lawless (1)
Lincoln (1)
Lithium (1)
Lockout (1)
look (1)
Mad Max (1)
MTV (1)
My joy (1)
Nealon (1)
Nirvana (1)
Pacino (1)
paramount (1)
Parker (1)
R.I.P (6)
star wars (1)
Superstar (1)
swayze (1)
Tangled (1)
Taylor (1)
trailer (1)
Азия (1)
актер (13)
актеры (150)
бог (2)
Боец (1)
Все (1)
Гнев (1)
дама (1)
депп (1)
Дети (1)
дзен (1)
дин (1)
дуня (1)
дюдя (1)
жена (1)
ЗВ (1)
Игра (1)
Киев (1)
кино (5)
клип (2)
коен (1)
Край (1)
круз (1)
Лани (1)
лев (1)
леди (1)
май (1)
мода (1)
питт (1)
путь (1)
Рурк (1)
СССР (1)
сша (1)
тв-3 (1)
умер (1)
усы (1)
фото (1)
цель (1)
шарж (6)
шоу (1)
Экшн (1)
юмор (1)
#

Календарь

 Декабрь 
Пн
Вт
Ср
Чт
Пт
Сб
Вс
 
 
 
 
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
#

Записи

Четверг 15 сентября 2011

автор Денис Данилов, Илья Кувшинов | источник Filmz.ru | 

— Джонни Инглиш — невероятно смешной персонаж. Что вам нравится в нем больше всего, и все ли шутки были прописаны в сценарии, или что-то родилось по ходу съемок?

— Самое яркая черта Джонни — это то, что он себя переоценивает. Его амбиции превышают его способности. Он считает, что хорош, скажем, на сто очков, а на самом деле – всего лишь на двадцать. Это смешно, когда ты точно знаешь, что кто-то неверно о себе судит, пребывает в плену иллюзий относительно себя самого. Что же до шуток, то импровизаций во время съемок было довольно мало. Есть сцены, которые вот так, внезапно, из головы не возьмешь. Например, история с опускающимся стулом. Это ведь, на самом деле, старая шутка из фильма про Остина Пауэрса, но почему она хороша? Потому что все вокруг с каменными лицами игнорируют тот факт, что человек опускается чуть ли не под стол. Это очень по-британски, а может даже и интернационально — не обращать внимания на идиотское положение человека. Серьезность, с которой все отыгрывают эту сцену, делает ее весьма удачной. Хотя сама идея была просто в ситуации: нам нужен был обширный диалог, потому что его все равно не заметят, заглядевшись на смешное обстоятельство. Мне же приходилось прислушиваться к репликам и опускаться-подниматься по три-четыре раза, чтобы все движения были по делу. А это непросто, ведь мы старались работать всерьез. Данный эпизод мы сняли за два или три дубля, но вообще старались делать все с первого раза. На самом деле — шутки зарождались не на съемочной площадке, а на совещаниях со сценаристами, где мы принимали участие наравне с авторами. Там и придумывали.

 — Вопрос к вам как к продюсеру. Ходили слухи, что вы хотели задействовать в этой ленте Пирса Броснана. Почему не сложилось?

— Очень хороший вопрос! Откуда вы об этом узнали? (улыбается) Мы действительно хотели, чтобы он исполнил роль, которая в итоге досталась Доминику Уэсту. Но Пирс не мог сниматься, это все, что мне известно. Не захотел или действительно не смог, вот этого точно не знаю. Я понимаю, как трудно ему было бы сниматься у нас, но он очень подходил нашему фильму. Мы хотели, чтобы моего героя окружали актеры, которых легко можно было бы представить в настоящем фильме про Джеймса Бонда, потому что хотелось как можно серьезнее изобразить портрет британской разведки. И поэтому, чтобы нарисовать его хорошо, мы не брали на эти роли комиков, а брали хороших актеров. И, по-моему, у нас получилось.

комедия,Роуэн Эткинсон,Агент Джонни Инглиш 2,Johnny English Reborn,Оливер Паркер

— А есть ли у нас шанс увидеть вас еще раз в образе мистера Бина, или теперь ему на замену пришел Джонни Инглиш?
— Если в образе Джонни Инглиша я еще, возможно, когда-нибудь появлюсь, то маловероятно, что я вернусь к мистеру Бину. Мне кажется, староват я, чтобы его играть. Физически, конечно, трудностей нет. Но проблема в том, что я всегда относился к Бину как к человеку
Читать

Понедельник 12 сентября 2011
Текст: Роман Азадовский Film.ru

Федор Бондарчук, исполнитель главной роли в фильме "Два дня", о власти, мобильных телефонах, будущих поколениях и интеллигенции...




Режиссер, который играет в собственном фильме, вопросы творческой субординации решает наедине с собой. Вам это приходилось делать дважды — на съемках "Девятой роты" и "Обитаемого острова" — и речь сейчас не о том. Сейчас мне интересно, как чувствует себя актер Бондарчук, задвигая на дальнюю полку свои режиссерские соображения и подчиняясь другому режиссеру. А не подчиняться вы не можете — это ведь даже в контракте прописано, да?

Это в моем внутреннем контракте прописано. Так проще. Когда предлагают роль, есть выбор: согласиться на нее или нет, довериться режиссеру или нет. Если актер пытается сам рулить, я этого не понимаю, и мне это мешает. Это мгновенно нарушает сговор, а без сговора нельзя. У тебя же была возможность отказаться — что ж ты теперь? Режиссер на съемочной площадке должен быть один. Я готов, если надо, поработать антикризисным менеджером — организовать, например, быстрое сворачивание во время стихийного бедствия, но вмешиваться в творческий процесс не стану. Правда, мне с режиссерами везет. Я работал с Сергеем СнежкинымВалерой ТодоровскимДуней СмирновойЛешей Андриановым. Леше, дебютанту, я перед съемками "Шпиона" сказал: роль Октябрьского на восемьдесят процентов принадлежит тебе. Я бы хотел иметь возможность каждому режиссеру говорить про свою роль: она твоя. Мне комфортно с режиссерами, которые это понимают.

На съемках "Двух дней" все было несколько сложнее для вас: как актер вы подчинялись решениям режиссера Смирновой, а как продюсер — имели право подчинить ее своей воле. Одно другому не мешало?

Нисколько. В моем продюсерском диктате не было никакого смысла: мы же до начала съемок сговорились о том, что и как снимаем. У "Двух дней" была железобетонная драматургия, когда мне прислали сценарий — я его за две секунды проглотил. Так что переписывать что-то на ходу, озадачивая этим продюсера, у Дуни не было никакой необходимости, а актерские импровизации внутри сцены и в ее логике — почему нет? Это не может ни смутить, не помешать. В чем еще мог быть продюсерский дискомфорт? В том, что будет перерасход пленки в сценах со сложной композицией и большим количеством актеров и разговоров? Я обо всех этих возможностях был Дуней заранее предупрежден. Она жесткий режиссер, даже диктатор, и фантастический производственник. Вообще, с людьми из кинематографических семей, и тут хотите — верьте, хотите — нет, работать гораздо легче. Они знают правила, у них с рабочей атмосферой
Читать

Понедельник 23 мая 2011
Сообщение прочтено 768 раз
fotobag | 2011-05-23 22:54:16
Сообщение прочтено 620 раз
Серый Лев | 2011-05-23 13:42:25

Канны. Брэд Питт принимает поздравление по поводу победы фильма "Древо жизни", продюсером которого он выступил (ZIMBIO)


Брэд Питт,канны,Древо жизни

Четверг 21 апреля 2011
Сообщение прочтено 710 раз
Серый Лев | 2011-04-21 23:37:01

Продюсер,режиссер,сценарист,Монтажер,Джордж РомероДжордж А. Ромеро Режиссер, 71 год, Торонто

Записал Стивен «Фрости» Уайнтрауб

Я всегда считал болтливость чем-то вроде сифилиса: не смертельно, но омерзительно.

Мы познакомились со Скорсезе еще в детстве. Во всем Нью-Йорке мы были единственными подростками, кто хотел взять напрокат «Сказки Гофмана» (музыкальный фильм Майкла Пауэлла 1951 года по опере Жака Оффенбаха. — Esquire).

Самая реалистичная кровь, которую я когда-либо видел, — это фильм «В порту» и сцена избиения Марлона Брандо. И это, напомню, черно-белое кино.

Не бывало такого, чтобы я чувствовал усталость от зомби. Но я очень легко устаю от продюсеров.

Я убежден, что настоящий фильм ужасов можно снять практически даром. Ужас не имеет ничего общего со спецэффектами. Не надо путать страх с удивлением — ведь именно за удивление сегодня приходится больше всего платить.

Не люблю, когда мне говорят, что снимать фильмы про зомби очень легко. Вы когда-нибудь снимали сцену с выстрелом в голову? Представьте: вы устанавливаете на затылке зомби взрывпакет с кровью, включаете камеру, пакет взрывается, кровь разлетается по стене, зомби падает, и все вокруг становится красным. А этот чувак с пистолетом, оказывается, не выстрелил. Что вы делаете? Нагоняете кучу людей, они моют стену, пол, заново гримируют зомби, устанавливают новый взрывпакет. А вы просто стоите в сторонке, понимая, что день подходит к концу.

Если я попрошу денег на экранизацию книг Джейн Остин, меня просто выкинут из кабинета под общий смех.

Я благодарен индустрии за то, что она сделала зомби понятными и простыми. Не удивлюсь, если в ближайшее время зомби появятся в «Улице Сезам» и будут учить детей считать. Единственную проблему я вижу в том, что люди не склонны рассматривать зомби как метафору нашего общества. Что ж, значит, мне есть чем заняться.

Ненавижу Годзиллу. У твари начисто отсутствует характер.

В последние годы я слишком часто получаю письма из Библейского пояса (часть юго-восточных штатов США, где преобладает протестантизм. — Esquire), в которых мне говорят: вы, должно быть, сам сатана! Но помимо ненависти в этих письмах есть и надежда — надежда на то, что я уже проклят и буду гореть в аду.

Я рос в католической среде и исправно ходил в приходскую школу. Вот почему в моих фильмах так много священников и монашек, и вот почему я не могу сказать про них ничего хорошего.

Больше всего мне нравятся положительные люди, в которых есть изъян.

Вымысел — это лучший способ сказать правду. Трудно поверить, но в свое время сказки братьев Гримм считались излишне политизированными.

Из всех форм прогресса у меня не вызывает отвращения лишь прогресс человеческой морали. Но поскольку на самом деле его не существует, то о прогрессе я стараюсь не говорить вообще.

Сегодня принято уважать людей,
Читать

Понедельник 7 марта 2011
Сообщение прочтено 778 раз
Серый Лев | 2011-03-07 16:23:45

Сегодняшняя именинница Рейчел Вайс (Rachel Hannah Weisz) появилась на свет 7 марта 1970 года в Лондоне (её отцу в своё время пришлось бежать из Венгрии в Англию, спасаясь от нацистов), а первые роли сыграла в студенческих постановках в бытность учёбы в Кембриджском университете, где она изучала английскую литературу - причём нельзя не отметить тот факт, что ещё в школе Вайс отказалась от участия в драме "King David" с Ричардом Гиром. В начале 90-х Рейчел сыграла несколько ролей на ТВ (включая эпизод сериала "Inspector Morse") и добилась успеха уже в театре профессиональном - роль в постановке по пьесе Ноэля Коварда "Design for Living" привлекла к молодой актрисе благосклонное внимание критиков и принесла ей премию, как самому многообещающему новичку.


Читать
Пятница 28 января 2011
Сообщение прочтено 899 раз
Серый Лев | 2011-01-28 10:28:19


актер,Продюсер,Эли Уоллах,Eli Wallach,Как украсть миллион,Крестный отец 3
Актер, 95 лет, Нью-Йорк, http://esquire.ru

О том, что я выживший из ума старик, поговаривают, кажется, уже лет тридцать.

Я родился в Нью-Йорке, и мы были единственной еврейской семьей в итальянском квартале. Все свое детство я наблюдал за тем, как итальянцы осеняют себя крестом по сорок раз на дню. Потом уже, когда Серджо Леоне пригласил меня в «Хороший, плохой, злой», он предупредил, что в одной из сцен мне придется креститься. Я сразу вспомнил, как итальянцы делали это там, в Бруклине, и перекрестился именно так, как делали они. Серджо удивился и спросил, где я этому научился. Я говорю: «В Бруклине». А он говорит: «А ну-ка перекрестись еще раз».

Я ненавидел школу и все время проводил в нью-йоркском юношеском клубе на Бедфорд-авеню, где был драмкружок. Помню, как-то раз я играл старика с бородой. Он потерял свою дочь и перестал верить в бога. В зале сидели ребята из моего района, и в какой-то момент они стали кричать: «Эй, это не старик! Это Илай! Он просто приклеил бороду!»

Мой отец хотел, чтобы я был учителем. В нашей семье учителями были все, но я сказал: «Нет, я хочу быть актером». Тогда отец пустился в долгие объяснения. Актеры, сказал он, никогда не зарабатывают денег. Тебе будет не на что жить, а когда ты состаришься, тебе никто не будет платить пенсию. А вот учителям, сказал он, платят всегда.

Когда началась вторая мировая, меня призвали. Моя девушка — а она была врачом — сказала, что сможет спасти меня от армии и устроит мне ложный пневмоторакс (скопление воздуха в плевральных полостях. — Esquire). Через специальную иглу она пообещала закачать мне в спину воздух, после чего мои легкие будут выглядеть на рентгене так, что в армию меня не возьмут никогда. Я сказал: «Нет, спасибо». И вот я оказался голым в ряду солдат, которых осматривали доктора. Передо мной стоял парень, который сказал, что плохо слышит, и они отправили его обратно домой. Я был следующим и сказал, что у меня плоскостопие. «Как мило, — сказал доктор. — У меня тоже». Я и отправился на войну.

В тот момент, когда мы сбросили на Японию бомбу, я подумал: «Боже, наконец-то я смогу вернуться домой». Думать о том, что именно мы тогда сделали, у меня просто не было сил.

С моей женой (Энн Джексон. — Esquire) мы сыграли свадьбу в 1948 году. Это очень легко запомнить: как раз в этом году Израиль стал государством.

Марлон Брандо, как я его помню, страшно любил дразнить людей. Незадолго до того, как мы с женой сыграли свадьбу, она сдавала ему квартиру на Пятой авеню, и в мои обязанности входило забирать у него месячную плату — 35 долларов. Но каждый раз он придумывал какие-то причины, почему именно сейчас он никак не может
Читать

Суббота 4 сентября 2010
Сообщение прочтено 738 раз
Серый Лев | 2010-09-04 21:28:59

автор Денис Данилов | источник Filmz.ru

В мире, где трейлеры стали привычной частью киноантуража, его голос знаком каждому зрителю. Глубокий, с громовыми перекатами, он стал визитной карточкой ЛаФонтейна как и придуманные им кэтч-фразы In a world…, A one-man army и No where to run, no where to hide and no way out. Его карьера началась больше 45 лет назад, когда выпускник аудио-специального армейского курса службе в ФБР и Белом доме предпочел работу звукоинженера в нью-йоркской National Recording Studios. Вместе с начинающим продюсером Флойдом Питерсоном они взялись за странную подработку — радиоролики для «Доктора Стрейнджлава». Рекламы в таком формате еще не существовало и, почуяв золотую жилу, парни открыли собственную фирму, специализирующуюся на обслуживании киностудий.


Обычно мейджоры делали трейлеры в собственных цехах — унификации не существовало, и тот формат роликов, который мы знаем сегодня, во многом заслуга Питерсона и ЛаФонтейна.

В 1965-м Floyd L. Peterson, Inc. работала над трейлером вестерна «Стрелки Каса-Гранде» для MGM. Артист, который должен был начитывать текст, не явился на сессию, и чтобы представить заказчику результат, ЛаФонтейн проговорил все фразы сам. Этот момент стал поворотным в его жизни — всего через пять лет Дон стал законодателем трейлерной моды, а последователи пытались копировать его интонации. Забавно, учитывая, что за свой незапланированный дебют ЛаФонтейн получил всего $82. Продюсеры услышали Дона, и заказы посыпались один за другим. Работы было так много, что он не мог вести дела своей производственной компании (одно время ЛаФонтейн помышлял о продюсерстве) и полностью сосредоточился на озвучке. Его голосом звучали ролики фильмов Орсона Уэллса, Клинта Иствуда, Фрэнсиса Форда Копполы, а к концу жизни общее их число перевалило за пять тысяч.


В 70-х он возглавил одну из крупнейших трейлерных компаний Kaleidoscope Films Ltd., пока не основал свою собственную — Don LaFontaine Associates. Его первым заказом стал трейлер к «Крестному отцу, часть II».


Читать
Среда 16 июня 2010

В интервью газете «Комсомольская правда» президент «Кинотавра» Александр Роднянский рассказал об итогах фестиваля, о его дальнейшей судьбе и вообще о кино в России и не только.

Александр Роднянский

Александр Роднянский


Так получается, что зрительские симпатии и вкусы кинокритиков никак не совпадают. Есть кино для критиков и есть кино для зрителей.

  • У нас и правда существуют два параллельных мира – мира радикального авторского кино, к сожалению лишенного зрителей, и мир коммерческого жанрового кинематографа. Тут все не так просто и правды нет. Весь спор исчез бы если бы эти два мира назывались по-разному. Кино для зрителей назвали бы аттракционом, а кино для критиков или радикальное авторское кино назвали бы визуальным искусством, было бы проще. Фестиваль нужен как территория эксперимента, индивидуального высказывания, как инструмент именно для поддержки авторского кино, более сложного,тогда как зрительскому достаточно рекламной кампании. Авторскому кино необходимы комментарии и интерпретации, поддержка и разъяснения для кого оно и для чего. К тому же если российское кино и конкурентно в каком-то сегменте, то это именно авторское кино, бесконечно далекое от массового зрителя вне зависимости от степени своей радикальности. Массовая аудитория сегодня не смотрит даже простейшие драмы. Все то, что рассчитано на сознание чуть старше пятиклассника уже вызывает проблемы. Поэтому и существуют фестивали – и если с их помощью в России и в других странах сложится прокат авторского кино, то у него и зритель появится, пусть не сто миллионов, но будет хотя бы десять.

Как раз представители кинорынка и говорят в один голос, что нечего им здесь, на «Кинотавре» покупать. Тот же фильм Лозницы, вызвавший бурю споров, зритель, скорее всего, не увидит...

  • Скорее всего. В прокате вряд ли. Его могут показать ночью по телевизору или в одном-единственном кинотеатре для зрителей, ищущих – не то что мрачное и депрессивное – но более сложное кино.

Но у нас если чуть более сложное, то обязательно депрессивное.

  • Не обязательно. Это не российская, это универсальная тенденция. Весь авторский кинематограф по определению протестен. Он просто говорит, что жизнь иначе устроена. Массовое кино рисует придуманный мир, вне зависимости от того, действуют там инопланетяне или нет, главное он комфортно устроен. А авторское говорит: нет, мир полон нервами, конфликтами и проблемами. И вообще, люди умирают, и мы все в курсе дела. Он, как и религия, напоминает людям о конечности их существования и значит готовит к достойной жизни. Вся традиция русской литературы такова. Достоевский, Толстой, «Смерть Ивана Ильича» – это же не «Гарри Поттер» с «Бэтменом». Значит, давайте ее упраздним?

Но авторское кино недоступно зрителю еще и из-за сложного своего языка.

  • Вы правы, но в этом и есть уникальность авторского кино. Его обаяние. Индивидуальные способы говорения. Опять же как и в литературе, есть Твардовский и есть Хармс, и есть Мандельштам.

Заметим, что в поэзии пока не
Читать

Вторник 1 июня 2010
#

Топ сообществ

Поиск:
ИнформацияОбщениеБизнесДосуг
добавить сайт | реклама на портале | контекстная реклама | контакты Copyright © 1998-2010 <META> Все права защищены