<МЕТА> - Украина | Блоги | Українська
<META> - Украина
Интернет
Реестр
Новости
Рефераты
Товары
Блоги
искать в сообществе КиноМЕТА
Авторизация
Логин:
Пароль:
 
#

Календарь

 Март 
Пн
Вт
Ср
Чт
Пт
Сб
Вс
 
 
 
 
 
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
#

Александр Литвинов: "Губительна мода на авторское кино"

kuklean | 2010-12-08 18:53:01  
Сообщение прочтено 1309 раз

2 декабря 2010 года в кинотеатре «Художественный» состоялась премьера фильма «Борцу не больно». Продюсер проекта – Александр Литвинов, настоящий профессионал своего дела (в 1999 году был удостоен Премии Американской ассоциации производителей кино (MPA) как Лучший кинопродюсер России). Больше двадцати лет Александр Георгиевич проработал с режиссером Владимиром Меньшовым: началось все с картины «Любовь и голуби», во времена, когда продюсеров в нашей стране еще не было – были директоры фильмов. Интернет-портал «ПрофиСинема» встретился с Александром Литвиновым, чтобы побеседовать о его новых проектах, о зрительском кино и Гильдии продюсеров России.

взято на "Профисинема"

Корреспондент: 
Александр Георгиевич, расскажите, пожалуйста, о проекте «Борцу не больно». Кто был его инициатором? Как долго велась работа над картиной? 

Александр Литвинов:
 
С идеей этой картины ко мне пришел мой сопродюсер Виктор Антонов. Для него это первая работа в кино. Он бывший спортсмен, сейчас – бизнесмен, тренер по дзюдо. Его заботят социальные проблемы, например, воспитание молодежи, которая живет в небольших городах. Его расстраивает, что снимается мало фильмов с молодежной проблематикой. На этой почве мы с ним разговорились и договорились делать картину. 
Реализовывался проект достаточно быстро, что в кино бывает, но редко: если производство еще можно поторопить, то на написание сценария обычно уходит много времени. Тем не менее, в короткие сроки Олег Тимошишин, талантливый самородок, написал сценарий. Текст всем понравился, и мы приступили к производству, которое тоже длилось недолго. У нас было двадцать с небольшим съемочных дней. 
На мой взгляд, картина получилась любопытной. Естественно, при большем бюджете ее можно было как-то «распушить», добавить зрелищности… Но фильм все равно вышел очень достойный. Посмотрим, как пойдет прокат, проявит ли молодежь интерес к картине. Телеканалам, которым мы показывали, проект понравился, но мы столкнулись с проблемой – в системе программирования каналов нет места для молодежного кино. Да что молодежного – вообще кино по телевидению транслируется только в субботу и воскресенье, а так, в основном, идут сериалы или только какие-то знаковые фильмы. Я недавно встречался с представителем Первого канала. Он говорит: «Картина нравится, но куда я буду ее ставить?» Сериалы, сериалы, сериалы… Что тут поделаешь? Два-три года назад с телевидением договориться было легче. Во время кризиса ситуация сильно изменилась. Я знаю, как упали продажи коллекций «Мосфильма». Если раньше в обороте находилось как минимум триста (до четырехсот картин), то сейчас – картин пятьдесят. 

Корреспондент: 
А что с кинотеатральным прокатом «Борцу не больно»? Кто дистрибьютор? 

Александр Литвинов:
 
Картина выйдет в прокат в Москве и еще в пятнадцати городах страны: от Дальнего Востока до Центральной России, будет выпущена на DVD. 
Дистрибуцией занимаются молодые ребята из компании «Sound-MF», работающей на рынке только года два-три. Я почему к ним обратился – бесполезно идти к совсем крупным прокатчикам, поскольку они любую российскую картину: хорошую, очень хорошую, все равно не берут или требуют от продюсера денег на печать копий, на продвижение – сами не вкладываются. Крупным компаниям на моих картинах зарабатывать не надо – у них есть американское кино. Моя картина им только в нагрузку. Даже если за какие-то большие деньги я уговорю их взяться за проект, сделают они  это через не хочу – не любят дистрибьюторы наше кино прокатывать. Конечно, есть исключения, когда, например, продвижением фильма занимается какой-нибудь канал, и тогда прокатчики заинтересованы взять картину в пакет релизов. Отношение другое. Но это три-четыре картины в год. При этом я абсолютно уверен, что из тех американских фильмов, которые они крутят, один-два хорошие, остальные – середнячок. Но им дают зеленый коридор, а нам даже красный выделить не хотят. 
Ребята из «Sound-MF» молодые, им нужно выживать, как-то зарабатывать, поэтому они стараются, работают с энтузиазмом. Меня это устраивает. 

Корреспондент: 
На какую возрастную категорию зрителей рассчитан фильм «Борцу не больно»? 

Александр Литвинов:
 
Я не сторонник «обзывалок»: картина для молодежи, картина для пенсионеров… Мы сделали фильм для семейного просмотра. Хоть действие и происходит в кругу школьников, вопросы, которые в картине поднимаются, вообще-то должны волновать всех: становление молодого человека, проблема выбора, как ему стать личностью и что нужно сделать, чтобы улица не загнала его в тупик окончательно. Простенький сюжет – таких историй, наверное, миллионы и миллионы. Тем не менее, мы захотели рассказать эту историю. 

Корреспондент: 
Насколько нам известно, в работе над фильмом участие принимал Сергей Шнуров. Какова была его роль? 

Александр Литвинов:
 
Да, Сергей Шнуров снялся в картине, написал для нее музыку и подарил «Борцу не больно» свою достаточно популярную песню. Мы ему очень благодарны. Сергей отнесся к проекту с пониманием и старательно выполнил свою работу, несмотря на наш скромный бюджет. 

Корреспондент: 
Участие Сергея Шнурова в картине помогло Вам строить диалог с кинопоказчиками? 

Александр Литвинов:
 
Помогло. Для меня (век живи – век учись!) стало неожиданностью, что когда в конце сентября мы повезли картину на КиноЭкспо в Санкт-Петербург и стали рассказывать в том числе и об участии в «Борцу не больно» Сергея Шнурова, у показчиков это вызвало большой интерес, некоторые даже отказывались смотреть фильм и брали картину как бы априори, хотя Сергей снялся там в сравнительно небольшом эпизоде. Интересно, сыграет ли нам это на руку и дальше – пойдут ли на Сергея Шнурова в кинотеатры зрители? DVD-дистрибьютор, компания «Крупный план», тоже заинтересовался проектом в том числе и потому, что в фильме снялся Сергей Шнуров. 

Корреспондент: 
Что еще интересовало кинопоказчиков, когда Вы рассказывали им о картине? 

Александр Литвинов:
 
В первую очередь, всех интересовал Шнуров. Еще, что тоже стало для меня открытием, все спрашивали, какова продолжительность картины. Хронометраж «Борцу не больно» - один час двадцать минут. Услышав такой ответ, показчики оставались довольны – фильм удобно ставить в репертуар. 
Вот, пожалуй, и все. Когда мы говорили, что «Борцу не больно» – молодежная картина, что главные герои – борцы самбо, к этой информации показчики относились достаточно прохладно. 

Корреспондент: 
Сейчас у Вас в работе еще несколько проектов. Расскажите о них, пожалуйста. 

Александр Литвинов:
 
На этапе производства находится фильм «Калачи». Это давняя история. Мы ее запускали, приостанавливали, снова запускали в течение трех лет. И вот только в начале 2010 года активно занялись работой над проектом: подали заявку в Фонд социальной и экономической поддержки отечественной кинематографии, выиграли конкурс (попали в число тринадцати, кажется, проектов) и запустили картину. Не дожидаясь результатов конкурса, провели подготовку к съемкам: выбрали натуру, утвердили актеров – занимались тем, что не требует больших финансовых затрат. Когда результат стал известен, мы на 30-40% уже были готовы. Деньги Фонда (30 млн. рублей) составили 70% бюджета фильма. 
«Калачи» – комедия, практически все съемки которой должны проходить в экспедиции, в казацкой деревне недалеко от Геленджика. Заняты в фильме замечательные актеры: Владимир ИльинИрина Купченко, Иван Добронравов. В небольшом эпизоде снова задействован Сергей Шнуров, который, пока мы работали над фильмом «Борцу не больно», прочитал сценарий «Калачей» и проявил к проекту интерес. 
Всегда страшно заранее говорить о фильме, чтобы не сглазить, но, тем не менее… У «Калачей» очень крепкий сценарий, режиссер Эген Нурбек – талантливый парень, я на него очень рассчитываю. Замечательный оператор Юрий Невский. Есть все предпосылки, чтобы картина получилась. Что еще нужно, я не знаю. Думаю, результат от «Калачей» будет. 

 

Корреспондент: 
Какого результата Вы ожидаете? 

Александр Литвинов:
 
Хм… Я только сейчас задумался, максималист я или нет. Наверное, все-таки максималист. Поэтому мне хотелось бы всего: «Оскар», Золотую пальмовую ветвь в Каннах, «Золотого Орла», главного приза Кинотавра. В силу возраста, некоторые из этих наград я уже имею. Российские, во всяком случае, все. Но в принципе, если говорить серьезно, я хочу, чтобы картину посмотрело как можно больше зрителей. Для меня это важно и с точки зрения бизнеса, и с точки зрения патриотизма – хочется, чтобы отечественные фильмы пробивались на экраны и их смотрели. Моя основная задача – показать картину, а это, как я уже говорил, –  проблема. 

Корреспондент: 
Фонд не выдвигал Вам каких-нибудь дополнительных условий по производству фильма, по прокату? 

Александр Литвинов:
 
Условия с точки зрения производственных параметров – точно такие же, какие всегда выдвигало Министерство культуры РФ. Отчетность – такая же. Ведь это две государственные организации. Ответственность – другая. Если мы сделаем картину, и она не получится: ее никто не увидит, не будет ни фестивальных, ни кассовых результатов, ни телевизионных рейтингов, то дальше Фонд со мной работать не будет. И это правильно. Если все получится, то я еще раз смогу выиграть этот конкурс. 
Что касается проката… У меня был разговор о том, станет ли Фонд помогать с продвижением картины. Мне уклончиво сказали, что, вроде бы, станет. Но я думаю, они будут смотреть материал и дальше уже думать. 
Вся сложность в том, что система взаимоотношений с Фондом еще не выстроена: было бы удобнее, знай продюсеры, в какие дни какого месяца проходит конкурс на получение средств на производство картины, можно ли подать заявку на поддержку фильма в прокате. Пока никакой информации нет. Но я думаю, уже спустя год все станет ясно и понятно. Ведь Фонд делает только первые шаги. 

Корреспондент: 
Еще один Ваш новый проект – фильм «Москва – не Москва». Это так? 

Александр Литвинов:
 
Так. Картина «Москва – не Москва», как и «Калачи», задумана очень давно: еще когда я работал первым заместителем Карена Шахназарова и был генеральным продюсером «Мосфильма». Тогда, в начале 2003 года, у студии появилась возможность снова снимать собственные фильмы (до этого мы занимались реорганизацией, обновлением технологий, ремонтами). Нам попался сценарий, и было решено сделать по нему короткометражку. Во время поиска режиссера, группы, мы подумали, а почему бы из этого любопытного сценария не сделать полнометражную картину, пусть и дебют. На том и порешили. Стали писать сценарий уже для полного метра. Время шло. Потом я стал работать самостоятельно, но идею этого фильма все время держал в голове, потому что она мне очень нравилась. В начале этого года я снова к ней вернулся. Был изменен сценарий, переписан финал, подана заявка на конкурс в Министерство культуры РФ. 
Конкурс выиграли, и картина сейчас находится в запуске, идет середина съемочного периода. Режиссер-дебютант Сергей Сенцов, как мне кажется, – парень небесталанный. Его нашел не я, а редактор Евгений Никишев. Мы раньше собирали диски со всех молодежных конкурсов, фестивалей. Евгений обратил внимание на работы этого парня. Произошла встреча с ним, наши взгляды совпали, начали работать. От неудачи мы не застрахованы, хотя и постарались минимизировать все возможные риски: подобрали хорошую, профессиональную группу, с редакторами и потом вместе с Сергеем поработали над сценарием. Вся подготовительная работа была проведена очень тщательно. Так что картина должна получиться добротной, хотя хотелось бы, конечно, чтобы она стрельнула. Ведь Сергей Сенцов – парень молодой, ему нужно о себе заявить. 

 

Корреспондент: 
Александр Георгиевич, Вы всегда снимали фильмы для массового зрителя. Что-то изменилось в понятии «зрительское кино»? 

Александр Литвинов:
 
Я скажу так: в начале и середине 90-х годов большое влияние на российский кинематограф, на определение, что хорошо, что плохо, какое кино зрительское, какое – нет, возымела критика. Если посмотреть на список фильмов, удостоившихся в то время всяческих наград, то в нем нельзя увидеть ни одной зрительской картины. Именно тогда зрительское кино было опущено практически до плинтуса. Критики съели всю траву, на которой сидели. Любую картину с маломальским зрительским потенциалом они раздалбливали, сметали, затаптывали. 
Мне иногда приходится читать мастер-классы во ВГИКе, и я спрашиваю у студентов, кем из великих режиссеров вы хотели бы быть? В ответ я слышу фамилии Тарковского, Сокурова, Германа, реже – Михалкова, но никогда – Данелии, Рязанова, Митты, Шахназарова, в конце концов… Раньше я всегда следил (теперь перестал) за фестивалями типа «Святой Анны». Я понимаю, что там демонстрируются дипломные, курсовые работы, маленькие дебюты. Среди участников давно не наблюдается режиссеров, которые могли бы, а главное – хотели, снимать зрительское кино. Чаще всего, в их претенциозных картинах я не вижу элементарного умения рассказать историю. Из-за этого и начинается игра с формой. Еще одна беда – режиссеры-москвичи, молодые люди, снимают фильмы, действие которых происходит в грязных-прегрязных провинциальных городах. Полное ощущение дискомфорта – жить не хочется абсолютно. 
В этом году я посмотрел почти все картины на Кинотавре. В конкурсе фестиваля был лишь один фильм, имеющий зрительский потенциал, - «Человек у окна». Все. Ладно, Кинотавр… Я удивлен, что маленькие фестивали, которые проходят в разных городах России, тоже показывают, в основном, авторские картины, а ведь люди хотят смотреть что-то более простое, душевное. 
Губительна мода на авторское кино. Андрей Тарковский никому не подражал и не выделывался – он снимал, как видел. Его взгляд может не нравиться, но он очевиден, ощутим. Молодые у нас, в основном, манерничают. Не хотел говорить, но все-таки скажу: я потрясен безобразием, которое творится вокруг картины «Овсянки». По-моему, этот фильм – полная ерунда. О чем? Для чего? Кому это надо? Вся заслуга картины в том, что она идет один час десять минут. 

Корреспондент: 
Есть ли у Вас надежда, что зрительское кино в России возродится, восстанет, так сказать, из пепла? 

Александр Литвинов:
 
Я член экспертного совета приза «Золотой Орел». Сейчас я отсматриваю фильмы этого года. Я выделил уже картин пять, которые могли бы привлечь внимание зрителей. Мы их не видели на экранах кинотеатров, но, слава Богу, они появились. Я очень рад. Еще в прошлом году таких картин не было. 
Что-то начинает меняться. Во ВГИКе, надеюсь, начнут учить по-другому, и появятся режиссеры, которые захотят снимать жанровое кино, захотят, чтобы их фильмы увидели. Перспектива есть. А вот взаимоотношения продюсеров с прокатчиками и телеканалами вряд ли изменятся. Тупик. Все безнадежно, как с московскими пробками. И причина в том, что мы, продюсеры, не занимаемся решением этой проблемы сообща. Я в этой ситуации больше виню себя лично и Гильдию продюсеров. 

Корреспондент: 
Какие действия Гильдии, на Ваш взгляд, могли бы изменить ситуацию? 

Александр Литвинов:
 
Надо хотя бы встречаться, разговаривать, искать возможные решения. Гильдия обязана принимать участие в законотворчестве. Закон о кино был принят в 1996 году. С этого времени столько всего произошло. Кто должен инициировать его изменение? Я считаю, что Гильдия, а не Министерство культуры РФ или Комитет Госдумы по культуре, потому что продюсеры непосредственно принимают участие в производстве фильмов и видят проблемы изнутри. В закон давно должны были быть внесены изменения. Но сейчас, к сожалению, Гильдия не имеет веса, не имеет авторитета. Когда она организовывалась, а я был одним из ее основателей вместе с Владимиром Досталем, Игорем Толстуновым, Александром Атанесяном, Александром Михайловым и другими, была середина 90-х гг. Тогда существовало не так много продюсеров, тем более действующих. Нас было человек 30. Мы защищали свои интересы, которые у нас были общими, корпоративными. Определенное время до начала 2000-х годов (где-то до 2003 года) Гильдия была достаточно активна. Вопросы, связанные с авторским правом, и вопросы ценообразования, вопросы оплаты труда – все решалось сообща, и большинство этими решениями руководствовалось. А потом на рынок пришли телеканалы, которым плевать на все, и возросли гонорары актерам – теперь они сами от этого плачут. Каналы сразу скупили хороших авторов, стали платить им большие деньги… 
Нужна реорганизация Гильдии. Это дело молодого поколения, которое сначала должно решить, нужно им это объединение вообще или нет. Я так вижу, что, вроде бы, не нужно. Они все самостоятельные, амбициозные, считают, что сами могут пробиться. На мой взгляд, это максимализм, фантастическое заблуждение. У меня, например, такие же интересы, как у Сергея Сельянова, Игоря Толстунова, Леонида Верещагина и других: сделать хорошую картину, осуществить ее прокат в кинотеатрах и продать права на один из центральных телеканалов. Какие у нас могут быть противоречия? Я не вижу. Молодое поколение, судя по всему, видит. Зря…
#

Топ сообществ

Поиск:
ИнформацияОбщениеБизнесДосуг
добавить сайт | реклама на портале | контекстная реклама | контакты Copyright © 1998-2010 <META> Все права защищены