<МЕТА> - Украина | Блоги | Українська
<META> - Украина
Интернет
Реестр
Новости
Рефераты
Товары
Блоги
искать в сообществе КиноМЕТА
Авторизация
Логин:
Пароль:
 
#

Календарь

 Ноябрь 
Пн
Вт
Ср
Чт
Пт
Сб
Вс
 
 
 
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
#

Артхаусный мудак-прокатчик о прокате артхауса

kuklean | 2010-10-27 16:34:38  
Сообщение прочтено 2663 раз

Интервью с программным руководителем международного фестиваля современного арт-кино «2morrow/Завтра» Антоном Мазуровым о фестивале и о нелегкой судьбе дистрибуции архауса в России.

Давно я не читал такого огромного количества высказываний одного человека, с которыми можно поспорить. Проще говоря -- глупостей.
Я даже немного подсократил, чтобы не перегрузить мозг ненужной информацией. Полностю читайте на "Профисинема".



Корреспондент: 
Антон, положа руку на сердце, скажите, пожалуйста, все ли готово к началу фестиваля? Удалось ли по максимуму реализовать запланированное? 

Антон Мазуров: 

Не все получилось так, как нам бы хотелось. Потому что новая команда делает этот фестиваль в первый раз. К тому же, одновременно с «2morrow/Завтра» в Москве организовывался другой фестиваль - «2 in 1». И Алексей Медведев (программный директор «2 in 1»), и я имеем достаточный опыт по части взаимодействия с международными фестивалями и отбора фильмов, но нам пришлось «делить» картины. У меня свой вкус, у Алексея – свой, но во многом наши предпочтения совпадают, так что порой мы были вынуждены перетягивать канат. Какие-то фильмы не получается показать в рамках четвертого «2morrow/Завтра» просто потому, что не все кинематографисты смогут появиться в Москве с копиями своих фильмов в нужное для нас время. 
Но, по сути, получился интересный смотр для тех, кто любит кино. В этот раз задействовано много площадок – шесть залов. Посмотреть фильмы можно будет в разных местах, в разное время и за разные деньги. Для зрителя сделано все. 

Корреспондент: 
Вы сами как потенциальный зритель, который любит кино, но довольно критично относится к российским кинофестивалям, довольны сформированной программой? 

Антон Мазуров: 

Да, в ней есть хорошие картины. В России их не видели. Качество этих фильмов подтверждается тем, что мне было интересно их смотреть, а смотрю я много, и, по идее, должен был бы уже от этого устать. Но эти ленты вызвали у меня интерес. Плюс – у нас же не фестиваль премьер: мы отбираем фильмы, которые уже демонстрировались на других смотрах. Среди этих картин есть ленты, уже апробированные на международных кинофестивалях, получившие какие-то призы – мировое киносообщество поставило на этих фильмах свой знак качества. Так что если кто-то не доверяет мне и моему вкусу, может положиться на мнение проверенных кинотусовок. 

Корреспондент: 
Насколько нам известно, Вы планировали отобрать по уникальному проекту из разных стран? 

Антон Мазуров: 

«2morrow/Завтра» - не Московский международный кинофестиваль, поэтому у нас не было цели со всего мира обязательно что-то собрать, каждой твари по паре. Но в конкурсе разброс стран есть: это не только европейское кино. Отобраны и азиатские, и российские, и украинский фильмы. Мне интересно то, что картины эти неравноценны. Есть, в частности, ленты, на которые после просмотра будет направлена большая критическая волна. Мне просто было интересно собрать разные фильмы, и продемонстрировать различные психологии арт-кино. Кто-то из кинематографистов делал ставку на сценарий и уделил меньше внимания другим компонентам. Кто-то увлекся цитированием картин мирового кинематографа, и в результате получилась своего рода омаж-мозаика. У кого-то возник яркий образ – например, космонавта в столовой, – и, отталкиваясь от этого образа, режиссер построил целый фильм, помня о «Солярисе» Тарковского. То есть, у каждого – свое. Вот и сложилась общая коллекция режиссерских авторских психологий. 

Корреспондент: 
Вы много ездите по фестивалям – скажите, есть ли сейчас какая-то доминирующая тенденция в арт-кино? 

Антон Мазуров: 

Доминирующая тенденция в том, что мировое арт-кино в большей своей части не тяготеет к комедии. Если ирония в иных фильмах и присутствует, то говорят эти ленты все равно о чем-то серьезном и даже драматичном. Поэтому у нас в программе всего две картины, которые включают в себя некий ироничный контекст. Одна лента открывает фестиваль – это «Воображаемые любови» 21-летнего Ксавье Долана, вся пропитанная юношеской иронией и самоиронией. Вторая картина – «Дядюшка Бунми, который помнил свои прошлые жизни», получившая в этом году «Золотую Пальмовую ветвь» Каннского фестиваля. Если присмотреться, фильм полон иронии. В большей же части артфильмов либо льют слезы, либо под маской веселья предлагают какую-то серьезную тему. Самые серьезные, конечно, японцы, но я не уверен, что им удается снимать лучше других. 

Корреспондент: 
Все ли фильмы, которые Вы отобрали для фестиваля, выйдут в прокат? 

Антон Мазуров: 

Нет. Фестиваль, по сути, состоит из двух категорий фильмов. Так уж получилось, что часть картин не выйдет в прокат, они не куплены дистрибьюторами. Мне было важно показать зрителю то, что у него не будет возможности больше нигде увидеть или поводов искать. Другая часть – фильмы, права на прокат которых принадлежат моей компании «ЛеопАРТ». 
При этом наличие у меня собственной дистрибьюторской организации вовсе не помогало с отбором картин в программу фестиваля «2morrow/Завтра». Ведь что такое фестивальный фильм? Это всегда финансовые обязательства. И чем больше картин берется на киносмотр, тем весомее эти обязательства перед мировыми правообладателями. «ЛеопАРТ» - маленькая, независимая, недавно созданная и едва стоящая на хиленьких ножках компания. У нас нет финансовой поддержки какого-то крупного игрока. И взять на себя столько финансовых обязательств, чтобы держать 70% программы фестиваля, мы, естественно, не могли. 
Другой кинокомпании, которая участвует в фестивале со своими фильмами, нет. Во-первых, потому что уже почти нет прокатчиков арт-кино, во-вторых – просто не было подходящих под концепцию этого года фильмов. Это совершенно объективно. 
Вышло так, что моя компания что-то дала, остальное мы набрали из картин, достойных внимания, но не стоящих в прокатных планах дистрибьюторов. Так даже любопытнее – здорово посмотреть на фестивале те ленты, которые вы нигде больше не увидите. И то, что в октябре будут два киносмотра, добавляет интереса: я уже сейчас вижу, чем «2morrow/Завтра» отличается от «2 in 1». 

Корреспондент: 
А чем, собственно, эти два фестиваля друг от друга отличаются? 

Антон Мазуров: 

Зритель, который опирается на твердый фундамент, типа призов крупных киносмотров, прочитанных статей или знакомых имен, найдет для себя достаточно интересных проектов в программах обоих фестивалей. Для требовательных киноманов будет то, о чем они ничего не знают, чего им еще не доводилось видеть. 
Название «2 in 1» подразумевает, что с одной стороны на фестивале будет демонстрироваться арт-кино, а с другой – кино, приятное для зрителя. Мне кажется, что на уровне конкурса «чтобы зрителю было приятно» Алексею и его команде это удалось больше. 

 Корреспондент: 
Вы как отборщик фестиваля «2morrow/Завтра» видите перед собой цель воспитать, взрастить зрителя арт-кино? Ведь нельзя, наверное, сказать, что настоящих киноманов в нашей стране предостаточно? 

Антон Мазуров: 

Фестиваль «2morrow/Завтра» ориентирован на молодых. Но не мы их должны найти – мы просто делаем фестиваль. Они сами должны найти себя: целое поколение зрителей потеряно, потому что оно воспринимает кинематограф как аттракцион и развлечение. И у тех, кто ТАК относится к кино, нет повода прийти на фестиваль «2morrow/Завтра». Мы ждем серьезных зрителей, сделав все по максимуму: у нас есть фильмы, площадки, информация, программы – приходите. Но, понимаете, «жевать-то надо самому». Московский зритель нередко требует, чтобы ему еще и разжевали все, чтобы продукт был уже как бы вторичный. 
Российскому и, в частности, московскому зрителю кажется, что просто следить за событиями в мировом арт-кино – недостаточно. Ему хочется, чтобы каждую неделю ему на-гора выдавалось что-то невероятное – мол, «сделайте мне бурю». Но так не бывает. Мировое арт-кино развивается по своим законам, и далеко не каждый год бывают яркие кометы, оставляющие за собой хвост. 
В конкурсе фестиваля «2morrow/Завтра» практически нет известных имен. Какой смысл нам брать громкие имена? Речь ведь идет про завтра – про тех, кто завтра станет известен и делает кино, которое завтра будет актуальным. Но мы даем понять, что громкие имена нам тоже известны. Поэтому, чтобы сохранилась преемственность, фестиваль открывается картиной Ксавье Долана, на прошлогоднем «2morrow/Завтра» получившем главный приз за полнометражный дебют «Я убил свою маму». 
Мы понимаем, что Каннский фестиваль и его «Золотая Пальмовая ветвь» – чрезвычайно важны, поэтому показываем «Дядюшку Бунми…». Но этого достаточно: остальное должно быть неизвестным. Спустя 40 лет после выпуска Андрея Тарковского во ВГИКе все еще говорят: «Тарковский, Тарковский…» Отлично, но там еще, например, училась великая Кира Муратова и Шарунас Бартас. Бартас, может, не такого масштаба фигура, но после Тарковского это – самое интересное авторское режиссерское тело из тех, кого ВГИК выпустил в мировой кинематограф. 

Корреспондент: 
Каковы впечатления от работы программным директором фестиваля? Это же Ваш первый опыт? 

Антон Мазуров:
 
На уровне международного фестиваля – да, первый опыт. Ощущения двоякие. Мне интересно энергетически, психологически: сколько придет зрителей, какай будет реакция прессы. По тому, как пройдут оба фестиваля, буду судить, состоялся я в качестве программного директора или нет. Я к себе отношусь очень скептически. Потому что, на мой взгляд, Алексей Медведев был идеальным отборщиком фильмов на фестиваль «2morrow/Завтра», но случилось то, что случилось. Я же вынужденно этим занимаюсь – просто нужен был профи, тот, кто это может. Я могу. Но никогда не стремился быть программером. Просто так получилось. Куратор – очень ответственная должность. 

Корреспондент: 
Отбор фильмов в программу международного фестиваля – новое для Вас занятие. Дистрибуцией арт-кино Вы занимаетесь уже давно. Может, поделитесь секретом проката авторского кино в России?

Антон Мазуров: 

Дистрибуция авторского кино в нашей стране грозит скоро закончиться. Вот и весь секрет. Я совершенно искренне подумываю, поиграв в эту игру еще полгода, принять для себя решение – стоит ли мне, после одиннадцати с половиной лет, продолжать заниматься прокатом арт-кино. Бизнес в нашей стране скукоживается, все превращается в имитацию. 
Я представляю практически единственную компанию, которая занимается прокатом арт-кино, имея свой рупор в Интернете в виде сайта KiNote.info. Это мощный инструмент. Помогает ли нам это? Думаю, да. Остальные дистрибьюторы действуют по-своему. Например, у компании «Парадиз», прокатывающей, в том числе, арт-фильмы, есть отличный инструмент в виде собственных кинотеатров. Но они тоже не развиваются, не расписывают копии арт-кино на всю кинотеатральную сеть – показывают его, дай Бог, только в «Ролане» и в «Пяти звездах». 
Есть простая статистика: компания может выпускать в год до тридцати фильмов. В таких объемах арт-фильмы прокатывало «Кино без границ» два года назад. Наращивать эти объемы нет смысла: механического, экстенсивного пути развития арт-компаний нет. Когда мы начинали, у нас было достаточно энергии, мы вышли на какой-то уровень, но и это, в общем, был не лучший период. Видимо, все-таки московский зритель заслуживает парочки фестивалей в год и штук пять-шесть броских, ярких артмейнстримовых проектов в прокате – все остальное, если хватит фантазии, он будет скачивать. В 90% российских регионов вообще не видели арт-кино, там не знают, что это такое и, что еще страшнее, не знают, зачем это. 

Корреспондент: 
А в чем беда-то? Чего не хватает? 

Антон Мазуров: 

Не хватает государственной политики в области культуры. Это связано с экономической политикой и с общей политикой государства. Не хватает растущей динамичной интеллектуальной тусовки (не путать с тусовкой людей из гуманитарных областей или искусства), которая бы постоянно развивалась и требовала подпитки в виде фильмов. У нас есть только группка людей, которая, взаимодействуя с властями, заботится, прежде всего, о своих частных интересах. Телевидение занимается откровенным беспринципным оболваниванием. Политические дискуссии сведены к двум с половиной (на всю страну!) средствам массовой информации и загнаны в Интернет. Не хватает открытости зрителя. Ни в одной стране мира нет такого жесткого разделения между субтитрами и дубляжом. Субтитры убивают фильм, уводят его в резервацию… Лично мои батарейки энтузиазма из-за всего этого начинают садиться. 

Корреспондент: 
Все, чем Вы занимаетесь, чистой воды энтузиазм? 

Антон Мазуров: 

Конечно! Потому что на уровне бизнеса все силы уходят только на поддержание компании и собственных штанов. Не то что бы я стремлюсь к покупке дома в Черногории или в Бельгии – нет. Но какая-то динамика должна быть. Для меня эта динамика – интерес зрителя. Я наблюдаю, что выходит картина, и даже пресса ее не воспринимает, пишет о ней мало: в российской прессе – четыре публикации. И зритель идет плохо. А есть варианты, когда пресса убеждена, что это важная картина, что ее надо смотреть, выходит пятьдесят публикаций – но зрителей все равно мало. О чем это говорит? Скорее всего, все-таки о зрителе, чем о прессе и о прокатчике. И сцепка критик-зритель тоже вовсе не работает. Работает статистика – частота упоминаний в СМИ и скандальность. Я не вижу спонтанного, живого зрительского интереса. 
За одиннадцать с половиной лет было перепробовано немало способов привить у людей тягу к арт-кино. Мне казалось, что важно было создать место, где всегда можно было бы посмотреть серьезные картины, – открылся кинотеатр «35 ММ», и мы его ориентировали на рельсы арт-кино, по которым он продолжает двигаться. Мне казалось, что важно создать источник информации, и мы сделали сначала Arthouse.ru, а потом KiNote.info. При этом я еще не рассказываю многих нюансов. Как пел БГ: «Я устал быть послом рок-н-ролла в неритмичной стране». Поймите, я ни на кого не обижаюсь. Просто в какой-то момент подумал: а надо ли мне это продолжать? 

Корреспондент: 
Проблемы с партнерами тоже сыграли свою негативную роль? 

Антон Мазуров: 

Естественно. Несдержанность Сэма Клебанова привела к тому, что был убит самый интересный, самый осмысленный и самый парадоксальный тандем на рынке – наш с ним. Тандем, который работал, у которого было развитие, которому необходимо было найти правильного заинтересованного инвестора. Но может быть, наоборот, произошла своего рода санация, и «Кино без границ» сейчас чувствует себя лучше. Не знаю. 
Десять лет я мог поплакаться в жилетку Сэму, а Сэм мог поплакаться в жилетку мне, нам было легче. Сейчас я могу поплакаться только своему отражению в зеркале. 

Корреспондент: 
А с Сергеем Ливневым что не заладилось? 

Антон Мазуров:
 
Сергей ориентирован на другое: не на какую-то идею или социальную ответственность, а на бизнес с отличной финансовой статистикой. Он хороший партнер, выполнивший все свои обязательства, и мы год существовали вместе, но взаимного интереса и развития бизнеса не было, не нашлось никакого реального общего вектора. 

Корреспондент: 
«ЛеопАРТ» сильно пошатнулся в результате прекращения ваших партнерских отношений? 

Антон Мазуров: 

Если Вы заметили, «ЛеопАРТ» продолжает выпускать фильмы. Сейчас я могу полагаться только на себя и на свои средства. Их не так много: как известно, у меня нет никакого параллельного бизнеса. Получается, что это – неподкрепленная позиция мудака-прокатчика. С ней надо кончать (улыбается). 


Автор: Мария Мухина

Это сообщение написано также в: КиноФестивали (1 комментариев)
Комментарии rss
Гость | 28.10.2010 16:55 |


А что, собственно, по сути Вас не устраивало. И отчего Вы так хамски пишете обо мне?
Антон Мазуров
kuklean | 28.10.2010 17:07 |

Несогласен с вашей позицией по поводу зрителя и критики. Зритель читает критику, и уважает критику, и не только отечественную. Интерес к зарубежному артхаусу определяется вовсе не российской критикой. Я даже не могу вспомнить подобных "влияний".

И я не понимаю, как субтитры загоняют кино в резервации. И зачем умному кино нужен дубляж.

И я опять, в который раз, не понимаю, какого лешего государство должно кого-то как-то поддерживать. Уже глаза намозолили эти бизнесмены от кино, которые ищут поддержки у государства, начиная с Никиты Сергеича и до сериальных штамповщиков. Вообще ни копейки нельзя давать на кино.

По-моему, в данных случаях вы говорили глупости.

А хамски -- так, извините, вы себя так интересно назвали, я вынес это самоназвание в заголовок. Если вас это беспокоит, могу назвать по-другому.

Поиск:
ИнформацияОбщениеБизнесДосуг
добавить сайт | реклама на портале | контекстная реклама | контакты Copyright © 1998-2010 <META> Все права защищены